Иран

Президентские выборы 2012 года в Египте и перспективы ирано-египетских отношений

В статье анализируется реакция официального Ирана на итоги президентских выборов в Египте 2012 года. Победа исламиста Мохаммеда Мурси открывала широкие перспективы для Ирана по восстановлению дипломатических отношений на основе концепции «Исламского пробуждения». Рассматривается инициатива Ирана по приглашению М. Мурси на саммит Организации Движения неприсоединения (ОДН) в Тегеране и установление первых официальных контактов на высшем уровне.

Ирано-египетские отношения после свержения Хосни Мубарака

В статье анализируется политика Ирана по налаживанию отношений с Египтом после свержения Х. Мубарака. В центре внимания находится период с июня 2011 по июнь 2012 года. На основе материалов иранских СМИ и официальных источников анализируются подходы и методы Исламской Республики в стремлении сформировать положительный имидж в египетском общественном мнении и наладить контакты с исламистскими силами в период парламентских и президентских выборов в Египте.

ИРАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ ОТНОШЕНИЙ С ЕГИПТОМ В 2011 ГОДУ

Статья посвящена анализу иранской инициативы по восстановлению дипломатических отношений с Египтом весной 2011 года. В основу инициативы легла концепция «Исламского пробуждения» аятоллы Али Хаменеи. Дается обзор основных мероприятий иранских властей по налаживанию контактов с революционными властями Египта после свержения Хосни Мубарака и выделяются причины провала иранских инициатив.

ЕГИПЕТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 2011 ГОДА В КОНЦЕПЦИИ «ГУМАНИТАРНОГО ПРОБУЖДЕНИЯ» МАХМУДА АХМАДИНЕЖАДА

Статья посвящена анализу теоретической концепции «Гуманитарного пробуждения», предложенная президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом для трактовки революционных событий в регионе Ближнего Востока на примере Египта. На основе исследования официальных высказываний представителей властей Ирана, анализируются теоретические основы внешнеполитической доктрины Исламской Республики Иран на современном этапе по вопросам региональной системы безопасности и панисламского сотрудничества.

ВХОЖДЕНИЕ БРИТАНСКИХ ВОЙСК В ИРАН В АВГУСТЕ 1941 ГОДА

В статье на основе донесений фельдмаршала А. Уйэвелла военному министру Великобритании Дж. Григу рассматриваются подготовка и осуществление ввода британских сил в Иран в августе 1941 г. в рамках совместной операции с Красной армией.

Начало несчастного дня шахривара: прием В. М. Молотовым иранского посла 25 августа 1941 года

В статье на основе документов из Архива внешней политики Российской Федерации рассматривается характер и содержание встречи народного комиссара по иностранным делам СССР В. М. Молотова с послом Ирана в Москве М. Саедом, состоявшейся 25 августа 1941 г., на которой Молотов проинформировал посла о вводе советских войск в Иран и вручил соответствующую ноту.

ИРАНСКАЯ «ЗАВЯЗКА». ПЕРЕЧИТЫВАЯ НАСЛЕДИЕ И. М. МАЙСКОГО

В статье на основе воспоминаний, дневников и переписки советского посла   И.М. Майского рассматривается его вовлеченность в формирование общей позиции СССР и Великобритании по Ирану летом 1941 года.

ИРАНСКИЙ ФАКТОР АНГЛО-СОВЕТСКОГО СБЛИЖЕНИЯ ПОСЛЕ НАЦИСТСКОГО НАПАДЕНИЯ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ (ИЮНЬ – ИЮЛЬ 1941 Г.)

В статье обосновывается предположение, что именно совпадение позиций по ситуации в Иране предопределило относительно быстрое преодоление взаимного недоверия между СССР и Великобританией после нацистского нападения на Советский Союз и заключение соглашения о совместных действиях в войне против Германии.

ИРАНСКИЙ ВОПРОС В КОНТЕКСТЕ АМЕРИКАНО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ (2000-2008 гг.)

Статья посвящена американо-российским отношениям в период президентства Джорджа-Буша-мл. Основное внимание в этом контексте уделено позиции США по вопросу российско-иранского сотрудничества. Освещается роль личной дипломатии Дж. Буша-мл. и В. Путина в процессе двусторонних отношений США и России

ТУРЦИЯ, ИРАН, США И ИРАКСКИЙ КРИЗИС 2003 г.

В статье анализируется специфика отношений Турции, Ирана и США накануне, во время и после войны в Ираке. При этом большое внимание автор уделяет рассмотрению турецких и иранских инструментов кризисного реагирования в адрес этого конфликта, а также затрагивает курдский вопрос, обострение которого явилось прямым следствием американской интервенции.

Страницы