Известия Саратовского университета. Новая серия.

История. Международные отношения

ISSN 1819-4907 (Print)
ISSN 2542-1913 (Online)


Для цитирования:

Луконин Д. Е. Несостоявшийся альянс: деятели «новой русской школы» на службе у Александра III // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: История. Международные отношения. 2011. Т. 11, вып. 2. С. 25-30. DOI: 10.18500/1819-4907-2011-11-2-2-25-30

Статья опубликована на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International (CC-BY 4.0).
Полный текст в формате PDF(Ru):
(загрузок: 78)
Язык публикации: 
русский
Тип статьи: 
Научная статья
УДК: 
94(47).082+008(09)

Несостоявшийся альянс: деятели «новой русской школы» на службе у Александра III

Авторы: 
Луконин Дмитрий Евгеньевич, Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского
Аннотация: 

Автор представленной статьи обращает внимание на непростые отношения между императором Александром III и деятелями «новой русской школы». Рассматриваются художественные пристрастия императора-националиста, его политика в области искусства. Демонстрируется сходство подходов в понятиях «национального, русского», объясняются причины несостоявшегося альянса кучкистов и государственной власти.

Список источников: 
  1. Уортман Р. С. Сценарии власти: Мифы и церемонии русской монархии : в 2 т. Т. 2. От Александра II до отречения Николая II. М., 2004. С. 256.
  2. Там же. С. 259–260.
  3. Так, например, Н. П. Игнатьев, сменивший в 1881 г. М. Т. Лорис-Меликова на посту министра внутренних дел, был уверен, что источником российских проблем была «могущественная польско-жидовская группа», которая контролирует «банки, биржу, адвокатуру, большую часть печати и другие общественные дела». «Всякий честный голос русской земли усердно заглушается польско-жидовскими криками, твердящими о том, что нужно слушать только “интеллигентный” класс…», – писал он. – Уортман Р. С. Сценарии власти. С. 287. Другой видный общественный деятель эпохи Александра III и Николая II князь В. П. Мещерский полагал, что угроза престолу (и России в целом) порождена проблемами российской политики в области образования, которое позволяет слишком широкому кругу лиц улучшать свой социальный статус. (См.: Карцов А. С. Русский консерватизм второй половины XIX – начала XX в.: Князь В. П. Мещерский. СПб., 2004. С. 109–115). С этими представлениями связано его выступление в конце 80-х гг. XIX в. против консерваторий и лично А. Г. Рубинштейна, содействующих якобы «распложению жидов в столице». «Кто против наших идеалов, кто не за них, – тот за жида, – писал князь Мещерский. – Вдумайтесь хорошенько, наш беспочвенный либерал не есть ли брат-близнец столь ненавистного вам еврея? Чем больше я живу, тем больше я в этом убеждаюсь…». – Князь В. П. Мещерский. Гражданин консерватор / вст. ст., сост., коммент. И. Е. Дронова. М., 2004. С. 66. В. П. Мещерский был другом детства и юности Александра III, имел влияние на него в годы правления, издавал, пользуясь государственной субсидией, ультраконсервативную газету «Гражданин».
  4. См.: Уортман Р. С. Указ. соч. С. 296.
  5. Norman J. O. Alexander III as a Patron of Russian Art // New Perspectives on Russian and Soviet Artistic Culture. Selected Papers from the Fourth World Congress for Soviet and East European Studies / ed. by J. O. Norman. N. Y., 1994. P. 31.
  6. Ibid. P. 33.
  7. См.: Рогинская Ф. С. Товарищество передвижных художественных выставок. М., 1989. С. 178–184.
  8. Norman J. O. Op. cit. P. 29–30.
  9. Ibid. P. 35.
  10. Уортман Р. С. Указ. соч. С. 310.
  11. См.: Волков С. М. История культуры Санкт-Петербурга с основания до наших дней. М., 2004. С. 128.
  12. Балакирев М. А. Воспоминания и письма. Л., 1962. С. 232.
  13. Чешихин В. Е. История русской оперы (с 1674 по 1903 гг.) СПб., 1905. С. 410. Автор отмечал в качестве «характерного» также то обстоятельство, «что в оперной деятельности талантливейшего из современников Чайковского, Римского-Корсакова, замечается перерыв от 1882 г., когда была поставлена впервые “Снегурочка”, до 1892 г., когда шла впервые “Млада”».
  14. Торжественным концертом из сочинений М. И. Глинки при открытии этого памятника дирижировал М. А. Балакирев.
  15. Чешихин В. Е. Указ. соч. С. 411.
  16. Римский-Корсаков Н. А. Летопись моей музыкальной жизни // Римский-Корсаков Н. А. Полн. собр. соч. М., 1955. Т. 1. С. 151.
  17. Сам Римский-Корсаков так описывал этот процесс: «Постоянное вмешательство Балакирева и давление в делах Бесплатной музыкальной школы стало к тому времени (т. е. после «убиения государя Александра Николаевича», как пишет Н. А. Римский-Корсаков выше. – Д. Л.) для меня несносным. Мне казалось, – и это было верно, – что ему самому хочется встать во главе ее. Ко всему этому я был крайне занят…, и я решил отказаться от директорства…, мотивируя отказ, конечно, лишь недостатком времени. Балакирев в первую минуту немного ощетинился на меня, сказав, что таким образом я как бы заставляю (выделено Римским-Корсаковым. – Д. Л.) его взяться за школу», но потом «согласился и с той поры вновь на несколько лет стал в ряды действующей музыкальной армии». – Там же. С. 144.
  18. Прозвище Н. А. Римского-Корсакова, данное ему В. В. Стасовым.
  19. М. А. Балакирев и В. В. Стасов. Переписка. Т. 2. М., 1970. С. 29. Надежды В. В. Стасова на то, что М. А. Балакиреву вновь удастся сплотить вокруг себя музыкантов «новой русской школы», как будет видно в дальнейшем, оказались напрасными.
  20. См.: Очерки русской культуры XIX в. Т. 6. М., 2002. С. 272–274.
  21. Готовясь к принятию должности Балакирев писал Стасову: «…Скажу Вам по секрету, мы будем иметь с Корсинькой солидное положение при капелле, если только отставка Бахметева (прежнего директора Капеллы) состоится». – М. А. Балакирев и В. В. Стасов. Переписка. Т. 2. С. 38.
  22. Римский-Корсаков Н. А. Летопись моей музыкальной жизни. С. 152.
  23. На первых порах Римский-Корсаков весьма активно работал над духовными песнопениями, связанными с деятельностью Капеллы. Речь, к примеру, шла о новой гармонизации напевов синодального обихода. В. В. Стасов находил, что подобное увлечение является утратой для «новой русской школы». «Милий и Римский-Корсаков ничего теперь не делают, кроме дел своей проклятой капеллы», – писал он С. Н. Кругликову. (Письма В. В. Стасова С. Н. Кругликову // Советская музыка. 1949. № 8. С. 57). Прохладный прием встретили начинания новых преподавателей капеллы и у Александра III. «У меня есть немало неприятностей, кроме церковных древних роспевов в новом переложении», – якобы заявил он, чем очень охладил Капеллу в ее затее. – См.: Рахманова М. Духовная музыка Н. А. Римского-Корсакова // Музыкальная академия. 1994. № 2. С. 56.
  24. Волков С. М. Указ. соч. С. 128.
  25. Там же.
  26. См.: Уортман Р. С. Указ. соч. С. 309–311. С. М. Волков подчеркивал, что деятельность П. И. Чайковского, связанная с коронационными торжествами, подчеркивала его «суперлояльность» по отношению к новому режиму власти, что и было скреплено высочайшим подарком в адрес композитора – перстнем с большим бриллиантом стоимостью в 1,5 тыс. руб. – в знак признательности за проделанную работу. – Волков С. М. Указ. соч. С. 131.
  27. Poznansky A. Tchaikovsky: The Quest for the Inner Man. N. Y., 1991. P. 420.
  28. Римский-Корсаков Н. А. Летопись моей музыкальной жизни. С. 152.
  29. Баренбойм Л. А. А. Г. Рубинштейн: жизнь, артистический путь, творчество, музыкально-общественная деятельность : в 2 т. Т. 2: 1867–1894. Л., 1962. С. 237– 238 с ил. Справедливости ради следует отметить, что отношение Александра III к А. Г. Рубинштейну было двойственным. Как отметил в своем дневнике советник министра иностранных дел В. Н. Ламздорф, государь говорил Н. К. Гирсу по поводу празднования юбилея Рубинштейна: “Я надеюсь, что Вы не поедете” и смеялся над этой церемонией. Не пощадил Его Величество и тех членов императорской семьи, которые, по его мнению, приняли в чествовании слишком большое участие». – Ламздорф В. Н. Дневник 1886–1890. Воспоминания. Мемуары. Минск, 2003. С. 244. По тому же свидетельству, суждения Александра III о Рубинштейне носили националистический характер и были весьма близки риторике князя Мещерского. – Там же. Однако подобные слова произносились в узком кругу и не были предназначены для широкой огласки.
  30. Назначение М. А. Балакирева и Н. А. Римского-Корсакова в Придворную певческую капеллу не может послужить этому серьезным опровержением. Ведь помимо учебной работыих обязанности сводились только к поддержанию и редактированию существовавшего канонического набора церемониальных песнопений, а в рамках подобной деятельности было практически невозможно развернуть широкую работу в области собственно авторской композиции. Говоря другими словами, Александра III вполне могла устраивать работа «кучкистов»-чиновников в придворном музыкальном ведомстве, поскольку они соблюдали все предписанные правила. И это никак не влияло на его признание «кучкистов» как композиторов.
  31. Поджигателями республики изящных искусств. См.: Волков С. М. Указ. соч. С. 131.
  32. Уортман Р. С. Указ. соч. С. 325.
  33. Стасов В. В. Тормозы нового русского искусства (двадцать пять лет нашей художественной критики) // Стасов В. В. Избр. соч. : в 3 т. М., 1952. Т. 2. С. 686.
Поступила в редакцию: 
17.05.2011
Принята к публикации: 
20.07.2011
Опубликована: 
31.12.2011